Пугающий новый закон о СБУ: Украинское Гестапо и пещерная жестокость


На Украине заканчивается работа над новой версией законопроекта о Службе безопасности. Согласно рабочей версии документа сотрудники СБУ фактически будут иметь неограниченный арсенал инструментов для задержания подозреваемых.

Интересно то, что сотрудники СБУ получат доступ к информации о личной жизни каждого гражданина Украины. Ранее сбор такой информации мог быть начат в отношении лица лишь в случае подозрения в действиях, представляющих опасность государственной безопасности.

В случае, если все же этот закон будет принят, можно ли будет квалифицировать эти нормы закона как нарушение прав человека?

Неужели нормы международного права никаким образом не защищают граждан от посягательства на личную жизнь со стороны государственных структур?

Об этом мы спросили у Ивана Соловьева заслуженного юриста, имеющего большой послужной список работы в структурах МВД, Аппарата уполномоченного по правам человека и Государственной думы Российской Федерации.

— История имеет особенность повторяться. Как говорят, сначала в виде трагедии, а потом и в виде фарса. Вот не хотят этого замечать на Украине, а все равно все больше и больше точек пересечения появляется у них с нацисткой Германией.

Там тоже тайная полиция — гестапо — обладала просто неограниченными полномочиями. Сколько сначала немцев и не немцев — граждан Германии — было с помощью этого инструмента поражено в правах, посажено в тюрьмы, концлагеря и уничтожено! Потом это были миллионы граждан других стран, которые оккупировало фашистское государство.

Это был самый настоящий государственный террор. Его основа — мотив расовой и социальной вражды, замешанной на основе определенной идеологии.

В Германии это была идеология фашизма. На современной Украине это идеология украинского национализма.

И мотивация одна — мифическая национальная безопасность, устранение инакомыслящих, тотальный контроль. Поэтому основной целью работы тайной государственной полиции Третьего рейха было установление тотального контроля над жителями Германии и оккупированных территорий с помощью сочетания аналитических методов накопления информации и жестких карательных операций и зачисток. Кроме того, ее эффективность строилась на поощрении доносительства и коллаборационизма.

Для чего СБУ требует расширения своих прав? Им мало того, что фактически они могут делать все, что захотят?

Нет, им нужно публично показать, кто в доме хозяин, посеять страх в обществе, показать свое «могущество» и широту полномочий. Конечно, любая спецслужба всегда ратует за расширение своих прав, но в государствах, где отлажены механизмы гражданского контроля и уважаются права человека, всегда соблюдается, хотя бы внешне, определенный баланс.

И как только лоббисты расширения прав спецслужб просят слишком многого, им мягко дают понять, что имеющихся полномочий пока достаточно.

Но буду неудивлен, если все «хотелки» СБУ и ее лоббистов будут удовлетворены.

Нет хуже пришедших к власти бывших свободно мысливших творческих личностей. Их подобострастное робение перед людьми в погонах, этакими «Джеймсами Бондами» во плоти, приводит к самым вопиющим нарушениям прав человека. И еще один момент.

Я бы не стал недооценивать возможности, профессионализм и мотивированность сотрудников СБУ, отчасти потому, что произошли они все из тех же советских органов государственной безопасности, но за годы самостоятельного плавания, получившие и неплохо изучившие и усвоившие также и западные методы контрразведывательной деятельности.

Одно меня удивляло, особенно во время работы по линии государственной правозащиты. Там приходилось сталкиваться с обращениями, в том числе и тех, кто прошел разные засекреченные подвалы и карцеры, находившиеся в ведении этой службы. Так вот, это какая-то пещерная жестокость, с которой они действуют.

Откуда такая ненависть, изощренность и наплевательское отношение ко всем негласным правилам, которые сложились в этой сфере, понять достаточно сложно.

Но учитывать все эти факторы обязательно нужно. В том числе и украинским гражданам, представители которых в Верховной раде могут дать зеленый свет расширению полномочий этой структуры, деятельность которой в любой момент может быть направлена против каждого из них. 

На Украине права гражданина стоят выше прав человека, в некоторых странах и вовсе пользуются терминами «гражданин» и «не гражданин», а в России права человека и права гражданина приравнены.

Однако во всех этих вариантах есть минусы.

Если взять Украину, то там обязанность перед государством стоит выше прав человека, т. е. больше страдают люди, которые там живут.

Если взять Россию, то государство рискует своей целостностью, взамен на свободы граждан.

— Неужели нет золотой середины? И что, по вашему мнению все же должно быть в приоритете?

— Это давняя коллизия между личными и политическими правами. Политические права есть у гражданина конкретной страны, а личные права есть у каждого и это более широкое понятие.

Действительно, в нашей стране, права человека признаются за любым лицом, оказавшимся на территории России, независимо от того, есть ли у него российское гражданство.

И это нашло самое наглядное выражение в Конституции РФ в виде формулировок «каждый имеет право», «каждому гарантируется». При этом российская правовая доктрина исходит из того, что личные права принадлежат каждому человеку от рождения и, соответственно, неотчуждаемы по своей природе. При таком положении дел устойчивость государству обеспечивает баланс между правами и обязанностями и отсутствие двойных стандартов при реализации как прав, так и обязанностей.

И еще один момент. Он касается ситуации, когда государство ограничивает или вовсе лишает человека личных прав, если он совершил какое-либо действие против государства или против прав и свобод других лиц.

Здесь тоже кроется весьма важное различие. За что человека могут преследовать и подвергать дискриминации и наказанию? Простой пример. Украинский Минкульт ведет список иностранных, а вернее будет сказать российских деятелей культуры, которые представляют угрозу национальной безопасности Украины.

Пополняют они его по представлению СБУ. Тем, кто попал в этот список, запрещен въезд в страну, фильмы с их участием запрещены, а у фильмов, которые уже идут на территории Украины, отзываются прокатные удостоверения. Кто-нибудь слышал, чтобы Россия подобной ерундой занималась?

Это же от злобы, бессилия, беспросветности и страха за свое личное неонацистское будущее.

И куда еще это «правотворчество», основанное на мифических принципах целесообразности и текущего момента, может привести, неизвестно. Кураторы нынешней украинской власти осекают их только в случае явных скандалов — шествий в честь карательных дивизий СС и такого рода акций. Это понятно, поскольку это уж совсем звериный оскал нацизма.

А вот все, что калибром поменьше, но явно нарушает права как человека, так и гражданина, сходит с рук. И до тех пор, пока такая власть будет рукопожатна в мире, она у себя дома будет творить все, что захочет. Для них вообще разговор о тонкой грани и соответствии прав человека и гражданина — неактуален и несерьезен.

Не так давно на страницах немецкого журнала «Философия» представители европейской интеллектуальной элиты обсуждали вопрос цензуры. Например, группа людей у которых есть свои цели, интересы и т. д. — они что-то обсуждают. И вот в эту группу приходит человек, которому не по душе беседа, он чувствует себя ущемленным и начинает требовать от большинства прекратить беседу, начинает судится, отстаивать свои права и т. д.

Т. е. фактически меньшинство диктует большинству, что говорить и о чем думать. В итоге все это приходит к тому, что в обществе становиться все меньше тем, на которые можно говорить свободно.

И эту цензуру устанавливает не власть, а само общество.

— Как вы считаете, с чем связана тенденция радикального взгляда человека на свои права?

— С одиночеством. С вязким, холодным, гнетущим и разрушающим человека одиночеством. Человек проходит все стадии негативной трансформации. От личных неудач к осознанию своей ненужности и невостребованности в целом. Ведь в современном обществе человек может жить и в семье, но все равно быть абсолютно одиноким человеком. Так бывает, когда забываешь свои корни, свои исторические традиции, не понимаешь, чему учить своих детей, не успеваешь за стремительно меняющимся миром.

Традиции русских людей основаны на коллективной реализации. И в труде, и в бытовых вопросах.

Вспомните наши дворы. Там же вся жизнь проходила. И дети играли, и женщины белье сушили и судачили обо всем, и мужики — в домино и по сто грамм. И в воскресные дни и особенно в праздники — все вместе.

Поэтому и врага любого побеждали и такую страну из руин подняли! Потому что вместе. А индивидуалист почти всегда недоволен собой и окружающим миром.

Кроме того, вот давайте на Европу посмотрим. Вот живет там коренной француз или немец, или испанец. И смотрит, как его страна постепенно становится филиалом стран, расположенных на других континентах. При этом права приезжающих людей находятся на первом месте по сравнению даже с их правами.

Новых европейцев нужно уважать, давать им приоритет и — не дай Бог — ничем не обидеть.

А тем можно воровать, насиловать, ничего не делать и еще кричать о том, что их права нарушаются.

Буквально неделю назад французская полиция вышла на забастовку и демонстрацию. Причина — приезжие калечат и убивают полицейских, а власть толерантно молчит. Конечно, в такой ситуации человек не может не сосредоточиться на своих правах.

Но концентрация эта, в силу имеющихся в их обществе запретов, становится болезненной. Это отчаяние, истерика отдельно взятого человека, если хотите. Им бы задуматься, ведь если ситуацию не поменять, не известно к чему это все может привести.

И еще один момент есть. Вот если опять вспомнить советские времена. Знали ли люди свои права? В подавляющем большинстве случаев, нет. Все регулировалось на уровне справедливо/несправедливо.

И советская власть, между прочим, отлично это понимала и этот баланс держала. Поэтому и лодка государственная не то что не качалась, а казалось, что стоит ровно, как эсминец на рейде в штиль. Было стопроцентное доверие тому, что пишут в газетах и говорят по телевидению и радио. Вообще это сомнению не подвергалось.

Поэтому и пар (я имею в виду недовольство и раздражение людей), если появлялся, то выходил через тонкую трубочку, как носик у чайника, никого не задевая и не обжигая.

Что произошло потом? Полились потоки информации. Разной. Сначала все верили, потом поняли, что туфта.

Политики стали обещать и не выполнять. Да и государство обманывало то с вкладами, то с приватизацией, то еще с чем-нибудь.

Вот и поняли люди, что надо срочно свою юридическую грамотность повышать, права изучать и применять. А как иначе? Иначе можно вообще без всего остаться. А приложенное к горькому жизненному опыту и тотальному недоверию для некоторых людей это стало инструментом постоянной борьбы.

Причем, не важно с кем. С родственниками за три сотки земли и хибару, с соседями по любому поводу, с собесом, с работодателем, с государством, со всем миром, наконец. Но в любом недовольстве и любых спорах лично для меня есть очень четкий водораздел. Если человек просто всем недоволен и критикует ради критики, то он либо удовлетворяет свои потребности и расчесывает свои же психологические воспаления или шантажирует с какой-то своей целью или заказ отрабатывает.

Другая ситуация — конструктивная критика. Это когда ты замечаешь, что плохо, но при этом предлагаешь, как это можно исправить.

Причем исправить таким образом, чтобы это было не свержение конституционного строя и отправление на каторгу тех, кто не нравится, а нормальный комплекс разумных и продуманных мер, которые другие не увидели.

Орать о том, что я люблю свою страну и поэтому ради ее же блага постреливаю в нее с близкого расстояния — квазипатриотизм, а скорее всего элементарная прикрышка для совсем других целей.

Обсуждать недостатки своей страны и обливать грязью ее руководство с иностранными журналистами — много ума не надо. И потом, всегда стоит поглядеть вокруг. Чего хочет и что выбирает большинство твоих соотечественников. Это и будет то, чего хочет народ, частью которого ты являешься.

И еще один момент должен быть. Последовательность называется.

А то вот смотрю на некоторых сторонников Русского мира, и только удивляться непомерно остается.

Тебя вроде как русская идея подняла в топ, за ее счет приобретена публичность и некоторая даже популярность. И все вроде как нормально внешне идет.

А потом вдруг раз — и то ли настроение не то, то ли обида какая появилась, и человек уже совсем другие вещи говорит, отчего все не просто присели, а в глубокой задумчивости оказались — когда человек-то настоящий?

Когда за Русский мир агитировал или когда под влиянием каких-то обстоятельств сдал все, за что раньше глотку драл и за что, собственно, его народ и привечал.

Такие — вроде как разочаровавшиеся и поменявшие свое мнение флюгера — тоже есть, и их тоже в силу определенных причин слушают. И, кстати, бывает, что и прощают потом. Такой вот у нас великодушный народ.

Читайте также: Страшно: Кравчук-выжигатель нашёл способ решить проблему Донбасса

Юлия Скубаева, специально для «Русской Весны»

admin

Добавить комментарий